железный человек нога

Мы уже писали статью о первой части фильма, которая называлась 15 фактов о фильме «Железный Человек»

1. В этом фильме сменился актер играющего друга Тони Старка — Джеймса Роуди.  Дон Чидл сменил Терренса Ховарда из — за того, что Marvel и Ховард не договорились об оплате.

2. Скарлетт Йоханссон очень хотела получить роль Чёрной Вдовы,  поэтому перекрасила волосы в рыжий цвет ещё до того, как её утвердили на роль.

5. Фраза Тони — что он хочет стать министром обороны не придумана просто так, она взята из сюжета комикса, где Старк стал министром обороны.

7. В фильме можно увидеть изображение одного из врагов Железного Человека — Фин Фанг Фуму, увидеть его можно на одном из биллбордов, во время полета.

8. В фильме присутствует персонаж Кристин Эверхарт — в комиксах она работает в газете «Дэйли Бьюгл», а так как права на вселенную Человека Паука принадлежит Sony, то в фильме она репортер  газеты  Vanity Fair.

9. Во время гонок можно увидеть машины компаний Roxxon Oil и Hummer Industries, эти компании давали деньги многим врагам Железного Человека.

11. В одной из сцен Тони говорил, что у него был секретарь по имени «Бэмби», в комиксах у него был секретарь по имени Бэмби Арбогаст.

12. В сцене, где Старк спасал ребенка, можно увидел стенд с рекламой компании Circuits Maximus, это компания, которую в комиксах Тони основал, когда Стейн отобрал у него Stark Enterprises, позже он их обьединил в Stark Enterprises.

13. На ногах у Ивана Ванко были татуировки, которые означают, что он отсидел за изнасилование малолетней и за кражу.

14. Во время съемок Сэмюэл Л. Джексон подписал контракт на 9 фильмов с Marvel Studios на роль Ника Фьюри, после того как увидел сходство по внешности между собой и комиксного Фьюри.

Спасибо за просмотр и рассказывайте друзьям!

Ветер гудел между железными пальцами. Исполинская железная голова – как ведро, но величиной с комнату, – медленно поворачивалась – то вправо, то влево. Железные уши обращались то в одну сторону, то в другую. Он слышал, как шумит море. Глаза–фары светились то белым, то красным, то инфракрасным – он пытался увидеть море. Железный Человек никогда прежде не видел моря.

И правая нога – исполинская железная нога – поднялась, и Железный Человек шагнул вперед – с обрыва – в пустоту.

Только море шумело, набегая на каменистый пляж, где тихо и неподвижно лежали обломки Железного Человека, разбросанные по берегу.

Лишь одна железная рука возле старого, выброшенного морем, набитого песком рыбацкого башмака пошевелила пальцами, будто краб, перевернутый на спину – и замерла.

Перед самым рассветом, когда темное небо начало синеть и очертания скал прояснились, две чайки с криком взлетели над скалами и приземлились на песок. В гнезде на утесе их ждали двое птенцов – они искали им пищу.

С криком одна из чаек поднялась в воздух – она что–то увидела. Она пролетела низко над острыми скалами, приземлилась и взяла что–то в клюв. Блестящий, твердый шар – глаз Железного Человека. Чайка принесла его другой птице. Они глядели на этот странный предмет, а глаз смотрел на них, перекатываясь с боку на бок, глядя то на одну чайку, то на другую. Чайки, глядя на него, решили, что из раковины на них смотрит какой–то неизвестный моллюск.

Потом другая чайка взлетела, покружила над берегом, приземлилась и что–то подобрала. Что–то неудобное, тяжелое. Чайка летела назад совсем низко, с трудом удерживая тяжелый предмет. Наконец, чайка уронила его рядом с глазом. У новой диковины было пять ног, и она шевелилась. Чайка решила, что это какой–то краб. Птицы решили, что нашли какого–то краба и моллюска. Им было неведомо, что они нашли глаз и кисть руки Железного Человека.

Но как только рука и глаз оказались рядом, глаз посмотрел на руку и засветился синим светом. Рука поднялась на четырех пальцах, вытянула указательный, словно хобот. Указательный палец ощупал землю, коснулся глаза – ликуя, подобрал его и приютил под средним пальцем. Теперь глаз выглядывал из–под указательного и большого пальца – рука могла видеть.

Рука огляделась, метнулась к одной из чаек и ткнула ее указательным пальцем; потом к другой – и ткнула ее. Подхваченные ветром, испуганные чайки с криком взлетели.

Потом рука принялась ощупывать камни. Вдруг она подалась вперед, ухватилась за что–то и потянула на себя. Но предмет застрял между валунами. Это были локоть и предплечье Железного Человека. Наконец, рука сдалась и засеменила между камнями; потом остановилась и осторожно прикоснулась к чему–то. Она нашла другую кисть руки. Та другая рука поднялась и зацепилась указательным пальцем за мизинец руки, у которой был глаз, и последовала за ней. Так две руки, зрячая и слепая, передвигаясь на кончиках пальцев, вернулись вместе к локтю и предплечью и вытянули их. Зрячая рука прикрепила себя к запястью, поднялась и на кончиках пальцев двинулась дальше; кисть другой руки снова пристроилась следом, и это странное трио отправилось на поиски.

Глаз! Вот он, у черно–белого камушка, мигает безмолвно. Зрячая рука приделала глаз к слепой руке, так что обе руки стали видеть. Обе засеменили между скал и вскоре нашли ногу. Они запрыгнули на верхушку ноги, и нога поскакала через валуны – одна рука, которая нашлась целиком, свисала с ноги, а кисть другой руки ехала, ухватившись сверху. Обе руки, у которых были глаза, правили ногой, словно наездник лошадью, поворачивая ее то в одну, то в другую сторону.

Вскоре они нашли другую ногу и предплечье с локтем другой руки. Теперь обе руки с глазами в ладонях, уцепившись каждая за свою ногу, скакали по пляжу от валуна к валуну. Одна компания нашла ухо, и тут же другая нашла исполинское туловище. Тогда руки ловко приделали ноги к туловищу, потом одна рука прикрепила другую, и туловище поднялось – с руками и ногами, но без головы. Оно бродило по пляжу, подняв глаза в руках, и искало потерявшуюся голову. Наконец, голова нашлась – вот она, без глаз и ушей, примостилась в куче водорослей. Мигом Железный Человек прикрепил голову к туловищу – и вот, глаза уже на месте, и все было на месте – кроме одного уха. Он принялся бродить по пляжу, искать потерянное ухо. А тем временем над морем поднялось солнце и наступил день.

Две чайки сидели на уступе, высоко на утесе. Они смотрели на великана, который бродил внизу между скалами. Между ними в гнезде лежало огромное железное ухо. Чайки не могли его съесть. Птенцы не могли его съесть. Так оно и лежало на огромном уступе.

Наконец, он остановился и посмотрел на море. А что если море унесло ухо? – наверное, подумал он. Может, море поднялось, пока он лежал разбитый на берегу, а потом отступило и унесло его ухо.

Он направился к морю и вошел в воду. Какое–то время он стоял среди волн – их гребни разбивались у его коленей. Наконец, он двинулся в море – все дальше, дальше, дальше.

Чайки низко кружили над исполинской железной головой, которая медленно двигалась между волн. Глаза – на уровне с гребнями волн – светились красным. Вот, большая волна накрыла их, и над головой взлетели пенные брызги. Под водой голова двигалась все дальше. На мгновение между волн показались глаза и макушка – глаза светились зеленым. Море сомкнулось над ними и над головой.

Ветер гудел между железными пальцами. Исполинская железная голова – как ведро, но величиной с комнату, – медленно поворачивалась – то вправо, то влево. Железные уши обращались то в одну сторону, то в другую. Он слышал, как шумит море. Глаза–фары светились то белым, то красным, то инфракрасным – он пытался увидеть море. Железный Человек никогда прежде не видел моря.

И правая нога – исполинская железная нога – поднялась, и Железный Человек шагнул вперед – с обрыва – в пустоту.

Только море шумело, набегая на каменистый пляж, где тихо и неподвижно лежали обломки Железного Человека, разбросанные по берегу.

Лишь одна железная рука возле старого, выброшенного морем, набитого песком рыбацкого башмака пошевелила пальцами, будто краб, перевернутый на спину – и замерла.

Перед самым рассветом, когда темное небо начало синеть и очертания скал прояснились, две чайки с криком взлетели над скалами и приземлились на песок. В гнезде на утесе их ждали двое птенцов – они искали им пищу.

С криком одна из чаек поднялась в воздух – она что–то увидела. Она пролетела низко над острыми скалами, приземлилась и взяла что–то в клюв. Блестящий, твердый шар – глаз Железного Человека. Чайка принесла его другой птице. Они глядели на этот странный предмет, а глаз смотрел на них, перекатываясь с боку на бок, глядя то на одну чайку, то на другую. Чайки, глядя на него, решили, что из раковины на них смотрит какой–то неизвестный моллюск.

Потом другая чайка взлетела, покружила над берегом, приземлилась и что–то подобрала. Что–то неудобное, тяжелое. Чайка летела назад совсем низко, с трудом удерживая тяжелый предмет. Наконец, чайка уронила его рядом с глазом. У новой диковины было пять ног, и она шевелилась. Чайка решила, что это какой–то краб. Птицы решили, что нашли какого–то краба и моллюска. Им было неведомо, что они нашли глаз и кисть руки Железного Человека.

Но как только рука и глаз оказались рядом, глаз посмотрел на руку и засветился синим светом. Рука поднялась на четырех пальцах, вытянула указательный, словно хобот. Указательный палец ощупал землю, коснулся глаза – ликуя, подобрал его и приютил под средним пальцем. Теперь глаз выглядывал из–под указательного и большого пальца – рука могла видеть.

Рука огляделась, метнулась к одной из чаек и ткнула ее указательным пальцем; потом к другой – и ткнула ее. Подхваченные ветром, испуганные чайки с криком взлетели.

Потом рука принялась ощупывать камни. Вдруг она подалась вперед, ухватилась за что–то и потянула на себя. Но предмет застрял между валунами. Это были локоть и предплечье Железного Человека. Наконец, рука сдалась и засеменила между камнями; потом остановилась и осторожно прикоснулась к чему–то. Она нашла другую кисть руки. Та другая рука поднялась и зацепилась указательным пальцем за мизинец руки, у которой был глаз, и последовала за ней. Так две руки, зрячая и слепая, передвигаясь на кончиках пальцев, вернулись вместе к локтю и предплечью и вытянули их. Зрячая рука прикрепила себя к запястью, поднялась и на кончиках пальцев двинулась дальше; кисть другой руки снова пристроилась следом, и это странное трио отправилось на поиски.

Глаз! Вот он, у черно–белого камушка, мигает безмолвно. Зрячая рука приделала глаз к слепой руке, так что обе руки стали видеть. Обе засеменили между скал и вскоре нашли ногу. Они запрыгнули на верхушку ноги, и нога поскакала через валуны – одна рука, которая нашлась целиком, свисала с ноги, а кисть другой руки ехала, ухватившись сверху. Обе руки, у которых были глаза, правили ногой, словно наездник лошадью, поворачивая ее то в одну, то в другую сторону.

Вскоре они нашли другую ногу и предплечье с локтем другой руки. Теперь обе руки с глазами в ладонях, уцепившись каждая за свою ногу, скакали по пляжу от валуна к валуну. Одна компания нашла ухо, и тут же другая нашла исполинское туловище. Тогда руки ловко приделали ноги к туловищу, потом одна рука прикрепила другую, и туловище поднялось – с руками и ногами, но без головы. Оно бродило по пляжу, подняв глаза в руках, и искало потерявшуюся голову. Наконец, голова нашлась – вот она, без глаз и ушей, примостилась в куче водорослей. Мигом Железный Человек прикрепил голову к туловищу – и вот, глаза уже на месте, и все было на месте – кроме одного уха. Он принялся бродить по пляжу, искать потерянное ухо. А тем временем над морем поднялось солнце и наступил день.

Две чайки сидели на уступе, высоко на утесе. Они смотрели на великана, который бродил внизу между скалами. Между ними в гнезде лежало огромное железное ухо. Чайки не могли его съесть. Птенцы не могли его съесть. Так оно и лежало на огромном уступе.

Наконец, он остановился и посмотрел на море. А что если море унесло ухо? – наверное, подумал он. Может, море поднялось, пока он лежал разбитый на берегу, а потом отступило и унесло его ухо.

Он направился к морю и вошел в воду. Какое–то время он стоял среди волн – их гребни разбивались у его коленей. Наконец, он двинулся в море – все дальше, дальше, дальше.

Чайки низко кружили над исполинской железной головой, которая медленно двигалась между волн. Глаза – на уровне с гребнями волн – светились красным. Вот, большая волна накрыла их, и над головой взлетели пенные брызги. Под водой голова двигалась все дальше. На мгновение между волн показались глаза и макушка – глаза светились зеленым. Море сомкнулось над ними и над головой.

Однажды вечером сын фермера мальчик Хогарт рыбачил у речки, недалеко от устья. Становилось уже темно, крючок то и дело путался в кустах и водорослях. Поэтому Хогарт перестал рыбачить и отправился с речки домой. Он прислушался: где–то в долине ухали совы, а дальше – шумело море. Ш–ш–ш, говорило море. И опять – ш–ш–ш, ш–ш–ш...

Вдруг ему почудилось что–то странное. Ему показалось, на него кто–то смотрит. Хогарту стало страшно. Он обернулся и посмотрел наверх, на вершину утеса, который поднимался над полем. За той чертой, где смыкались утес и небо, был скалистый обрыв и море. А чуть выше той черты в темноте светились два зеленых луча. Откуда взялись эти два луча на вершине утеса?

Потом, у Хогарта на глазах, исполинская тень перевалила через вершину утеса. Пара лучей поднялась в небо. Это светились глаза великана. Темный силуэт, огромный как дом, чернел в сумерках – зеленым светились глаза–фонари. Железный Человек! Он стоял на вершине утеса, глядя в сторону полей и ферм. Хогарт бросился бежать. Что было сил он бежал, бежал домой. Железный Человек вернулся!

Не позволяя себе расслабляться в первые числа мая, кинокритик Кублога Денис Юрьев в первых рядах посмотрел завершение трилогии о популярном на западе герое комиксов Железном Человеке, и вот что он думает об этом.

Триквелы подобных франшиз всегда идут по проторенной дорожке — все главные достоинства оригинала умножают на три, заворачивают в обертку из спецэффектов и подают к столу. Поэтому удивительно, что в абсолютно классический мэйнстримовый блокбастер создатели смогли вместить

Одиозный миллиардер Тони Старк, позабыв про вечеринки и ночи с красотками, конструирует специальный костюм, с помощью которого может превращаться в настоящего летающего супергероя. В третьей части создатели поставили Старка в затруднительное положение, лишив его всего что он любил, и заставив побороться с самым могущественным злодеем, который способен лишить не только друзей и любимых, но и веры в собственные силы.Железный Человек Ольга Павловна Сиротенко

Ветер гудел между железными пальцами. Исполинская железная голова – как ведро, но величиной с комнату, – медленно поворачивалась – то вправо, то влево. Железные уши обращались то в одну сторону, то в другую. Он слышал, как шумит море. Глаза–фары светились то белым, то красным, то инфракрасным – он пытался увидеть море. Железный Человек никогда прежде не видел моря.

И правая нога – исполинская железная нога – поднялась, и Железный Человек шагнул вперед – с обрыва – в пустоту.

Только море шумело, набегая на каменистый пляж, где тихо и неподвижно лежали обломки Железного Человека, разбросанные по берегу.

Лишь одна железная рука возле старого, выброшенного морем, набитого песком рыбацкого башмака пошевелила пальцами, будто краб, перевернутый на спину – и замерла.

Перед самым рассветом, когда темное небо начало синеть и очертания скал прояснились, две чайки с криком взлетели над скалами и приземлились на песок. В гнезде на утесе их ждали двое птенцов – они искали им пищу.

С криком одна из чаек поднялась в воздух – она что–то увидела. Она пролетела низко над острыми скалами, приземлилась и взяла что–то в клюв. Блестящий, твердый шар – глаз Железного Человека. Чайка принесла его другой птице. Они глядели на этот странный предмет, а глаз смотрел на них, перекатываясь с боку на бок, глядя то на одну чайку, то на другую. Чайки, глядя на него, решили, что из раковины на них смотрит какой–то неизвестный моллюск.

Потом другая чайка взлетела, покружила над берегом, приземлилась и что–то подобрала. Что–то неудобное, тяжелое. Чайка летела назад совсем низко, с трудом удерживая тяжелый предмет. Наконец, чайка уронила его рядом с глазом. У новой диковины было пять ног, и она шевелилась. Чайка решила, что это какой–то краб. Птицы решили, что нашли какого–то краба и моллюска. Им было неведомо, что они нашли глаз и кисть руки Железного Человека.

Но как только рука и глаз оказались рядом, глаз посмотрел на руку и засветился синим светом. Рука поднялась на четырех пальцах, вытянула указательный, словно хобот. Указательный палец ощупал землю, коснулся глаза – ликуя, подобрал его и приютил под средним пальцем. Теперь глаз выглядывал из–под указательного и большого пальца – рука могла видеть.

Рука огляделась, метнулась к одной из чаек и ткнула ее указательным пальцем; потом к другой – и ткнула ее. Подхваченные ветром, испуганные чайки с криком взлетели.

Потом рука принялась ощупывать камни. Вдруг она подалась вперед, ухватилась за что–то и потянула на себя. Но предмет застрял между валунами. Это были локоть и предплечье Железного Человека. Наконец, рука сдалась и засеменила между камнями; потом остановилась и осторожно прикоснулась к чему–то. Она нашла другую кисть руки. Та другая рука поднялась и зацепилась указательным пальцем за мизинец руки, у которой был глаз, и последовала за ней. Так две руки, зрячая и слепая, передвигаясь на кончиках пальцев, вернулись вместе к локтю и предплечью и вытянули их. Зрячая рука прикрепила себя к запястью, поднялась и на кончиках пальцев двинулась дальше; кисть другой руки снова пристроилась следом, и это странное трио отправилось на поиски.

Глаз! Вот он, у черно–белого камушка, мигает безмолвно. Зрячая рука приделала глаз к слепой руке, так что обе руки стали видеть. Обе засеменили между скал и вскоре нашли ногу. Они запрыгнули на верхушку ноги, и нога поскакала через валуны – одна рука, которая нашлась целиком, свисала с ноги, а кисть другой руки ехала, ухватившись сверху. Обе руки, у которых были глаза, правили ногой, словно наездник лошадью, поворачивая ее то в одну, то в другую сторону.

Вскоре они нашли другую ногу и предплечье с локтем другой руки. Теперь обе руки с глазами в ладонях, уцепившись каждая за свою ногу, скакали по пляжу от валуна к валуну. Одна компания нашла ухо, и тут же другая нашла исполинское туловище. Тогда руки ловко приделали ноги к туловищу, потом одна рука прикрепила другую, и туловище поднялось – с руками и ногами, но без головы. Оно бродило по пляжу, подняв глаза в руках, и искало потерявшуюся голову. Наконец, голова нашлась – вот она, без глаз и ушей, примостилась в куче водорослей. Мигом Железный Человек прикрепил голову к туловищу – и вот, глаза уже на месте, и все было на месте – кроме одного уха. Он принялся бродить по пляжу, искать потерянное ухо. А тем временем над морем поднялось солнце и наступил день.

Две чайки сидели на уступе, высоко на утесе. Они смотрели на великана, который бродил внизу между скалами. Между ними в гнезде лежало огромное железное ухо. Чайки не могли его съесть. Птенцы не могли его съесть. Так оно и лежало на огромном уступе.

Наконец, он остановился и посмотрел на море. А что если море унесло ухо? – наверное, подумал он. Может, море поднялось, пока он лежал разбитый на берегу, а потом отступило и унесло его ухо.

Он направился к морю и вошел в воду. Какое–то время он стоял среди волн – их гребни разбивались у его коленей. Наконец, он двинулся в море – все дальше, дальше, дальше.

Чайки низко кружили над исполинской железной головой, которая медленно двигалась между волн. Глаза – на уровне с гребнями волн – светились красным. Вот, большая волна накрыла их, и над головой взлетели пенные брызги. Под водой голова двигалась все дальше. На мгновение между волн показались глаза и макушка – глаза светились зеленым. Море сомкнулось над ними и над головой.

Однажды вечером сын фермера мальчик Хогарт рыбачил у речки, недалеко от устья. Становилось уже темно, крючок то и дело путался в кустах и водорослях. Поэтому Хогарт перестал рыбачить и отправился с речки домой. Он прислушался: где–то в долине ухали совы, а дальше – шумело море. Ш–ш–ш, говорило море. И опять – ш–ш–ш, ш–ш–ш...

Вдруг ему почудилось что–то странное. Ему показалось, на него кто–то смотрит. Хогарту стало страшно. Он обернулся и посмотрел наверх, на вершину утеса, который поднимался над полем. За той чертой, где смыкались утес и небо, был скалистый обрыв и море. А чуть выше той черты в темноте светились два зеленых луча. Откуда взялись эти два луча на вершине утеса?

Потом, у Хогарта на глазах, исполинская тень перевалила через вершину утеса. Пара лучей поднялась в небо. Это светились глаза великана. Темный силуэт, огромный как дом, чернел в сумерках – зеленым светились глаза–фонари. Железный Человек! Он стоял на вершине утеса, глядя в сторону полей и ферм. Хогарт бросился бежать. Что было сил он бежал, бежал домой. Железный Человек вернулся!

Отец взял ружье–двустволку. Он поверил сыну. Он вышел из дому, запер дверь, сел в машину и отправился на ближайшую ферму.

Но сосед, рыжеволосый толстяк с мясистыми красными губами, лишь рассмеялся в ответ. Он так хохотал, что даже глаза у него покраснели. «Железный Человек? Какая чушь!» – сказал он.

Тот выслушал его, нахмурившись. Он ему поверил. Завтра, сказал он, разберемся – кто такой этот железный человек. На земле останутся его следы.

И вот, отец Хогарта снова сел в машину. Но, разворачиваясь во дворе, при свете фар он разглядел нечто странное. Там стояла половина трактора – только лишь половина, вторую словно отрезали. Он выбрался из машины – сосед вместе с ним подошел взглянуть поближе. Часть трактора откусили – на стали остались следы зубов.

Необъяснимо! Двое мужчин посмотрели друг на друга с изумлением и страхом. Кто мог откусить полтрактора? Прямо здесь, во дворе, в темноте под дождем – пока они беседовали в доме.

Отец Хогарта сбавил скорость и выглянул в окно, старясь разглядеть, что это за фары там в вышине, на вершине дерева.

Едва он сбавил скорость, на дорогу опустилась гигантская железная нога – ступня больше, чем кровать. Лучи фар опустились ниже. К ветровому стеклу потянулась гигантская рука.

Он рванул с места, все прибавляя скорость. А позади стоял такой грохот, будто рушился железный небоскреб. Потеряв равновесие, железный исполин опрокинулся навзничь.

На следующее утро фермеры подняли возмущенный крик. Куда подевались трактора? Экскаваторы? Плуги? Бороны? Во всей окрестности исчезли стальные и железные части техники. Куда они делись? Кто их украл?

Имелись улики. Тут и там лежали полколеса, пол–оси или полкрыла со следами огромных зубов. Каким образом их откусили? Сталь – откусили?

По рыхлой земле через поля от фермы к ферме шли гигантские следы, каждый – величиной с односпальную кровать.

Испуганные, изумленные фермеры молчаливой толпой отправились по следам. И на каждой ферме, куда вели следы, исчезли металлические части техники.

Наконец, следы привели обратно к вершине утеса, где Железный Человек появился накануне – как видел мальчик, рыбачивший неподалеку. Следы вели прямо на вершину утеса.

А дальше – всюду на камнях, по которым с обрыва катилось огромное железное тело, были видны следы крушения. Внизу, серые, пустые, плескались волны прилива. Железный Человек вернулся в море.

Разъяренные фермеры подняли крик. Железный Человек похитил всю технику. Или съел? В любом случае – уничтожил. Теперь ее не было. А вдруг он снова вернется? Что тогда? Уничтожит коров? Дома? Людей?

Армию или полицию позвать на помощь было нельзя – никто не поверил бы рассказам о железном чудище. Действовать надо было самим.

У подножия холма, по которому Железный Человек сошел с вершины утеса, они выкопали глубоченную, широченную яму. Яма была шире чем дом, и глубже чем три дома, поставленных один на другой. Яма колоссальная. Потрясающая! С крутыми, отвесными стенами.

Яму прикрыли ветками, ветки прикрыли соломой, а солому – землей, и когда все было готово, на месте ямы лежало свежевспаханное поле.

Потом возле ямы поставили старый ржавый грузовик – прямо напротив склона, ведущего на вершину утеса. Это была приманка. Вот что задумали фермеры: Железный Человек выйдет из моря, поднимется на вершину холма, увидит старый грузовик, покрашенный красной краской, и спустится его съесть. Но на пути к грузовику будет яма, и как только он всем своим весом наступит на это поле, которое держится только на соломе да ветках, тут же рухнет в яму и никогда оттуда не выберется. Там они и найдут его. А потом подгонят те бульдозеры и экскаваторы, которые он не успел еще съесть, забросают его землей и навсегда похоронят в яме. Теперь–то он попадется, верное дело.

На следующее утро фермеры в большом возбуждении отправились все вместе проверять западню. Осторожно они подходили все ближе, ожидая вот–вот увидеть железные руки, которые цепляются за края ямы. Осторожно они подходили все ближе.

Красный грузовик стоял там, где его оставили. На земле не было никаких следов. Все осталось нетронутым. Железный Человек не пришел.

И фермеры стали думать: а вернется ли он вообще? Может, он и вовсе не приходил? Они стали придумывать, как объяснить что стало с техникой. Никому ведь не хочется верить, что на свете существует Железное Чудище, которые поедает трактора и машины.

Вскоре фермер, которому принадлежал красный грузовик–приманка, решил, что машина ему нужна, и забрал ее. Так что отличная, глубокая западня осталась безо всякой приманки. На рыхлой земле начала расти трава.

Фермеры поговаривали о том, чтобы засыпать яму. В конце концов, нельзя оставлять все как есть – в такую огромную яму кто–то может упасть. Какой–нибудь приезжий запросто наступит и провалится.

Но засыпать ее они не хотели. Выкопать ее стоило большого труда. И потом, в глубине души они боялись – а вдруг Железный Человек придет снова? Эта яма против него была единственным средством.

В конце концов, они поставили табличку: «ОПАСНО – НЕ ПОДХОДИТЬ» – чтобы предостеречь прохожих, и оставили все как есть.

Но вот, у мальчика Хогарта появилась идея. Он подумал, что яма может пригодиться, чтобы заманить туда лису. Однажды он нашел дохлую курицу и забросил ее на рыхлую землю, под которой была яма. Ближе к вечеру он взобрался на стоявшее поблизости дерево и принялся ждать. Дожидался он долго. На небе взошла звезда. Доносился шум моря.

Но вот, на краю ямы появилась лиса. Большая, рыжая лиса смотрела на дохлую курицу. Хогарт едва дышал. А лиса стояла, не шевелясь, и принюхивалась. Но дальше не шла. Может, она слишком умна и чует опасность?

Но тут она перестала принюхиваться, обернулась и посмотрела на вершину утеса. Хогарту стало интересно, что увидела лиса, и он обернулся.

На вершине утеса, у самого обрыва стоял Железный Человек – исполинский силуэт на фоне вечернего синего неба. Он возвращался.

Хогарт, едва дыша, тихо и осторожно слез с дерева. Надо вернуться домой и рассказать обо всем отцу. Спустившись, он остановился. Железного Человека на фоне сумеречного неба больше не было видно. Может, он вернулся обратно в море? А может он там, в темноте под очертаниями скал, спускается по склону холма – все ближе к Хогарту и фермам?

И тут Хогарт понял, что происходит. Послышался странный скрежет и скрип: Железный Человек отдирал колючую проволоку от забора, который стоял на склоне холма. Вскоре Хогарт увидел его – он подходил все ближе, сдирая проволоку со столбов, наматывая на руку и поедая, будто спагетти. Железный Человек поедал колючую проволоку.

Но если он будет ходить вдоль заборов, поедая проволоку, он так и не приблизится к западне посреди поля. Он может всю ночь гулять по окрестности вдоль заборов, поглощая мотки проволоки, и ни один забор не приведет его к ловушке.

Но у Хогарта появилась идея. В кармане среди прочих вещей у него нашелся длинный гвоздь и ножик. Он взял их в руки. Рискнуть? Ему самому стало страшно от того, что он задумал. В тишине сумерек он постучал ножом о гвоздь.

Железный Человек услышал звук металла – руки его замерли. Через несколько мгновений он медленно повернул голову и глаза–фары обратились к Хогарту.

Железный Человек медленно сделал три шага в сторону Хогарта и снова замер. Теперь совсем уже стемнело. Глаза–фары светились красным. Хогарт прижался к стволу дерева. Между ним и Железным Человеком было широкое поле – западня.

Теперь Железный Человек подался вперед. Хогарт чувствовал, как земля сотрясется от его шагов. Бежать? Слишком поздно. Хогарт смотрел во все глаза на Железного Человека – а тот надвигался на него, чтобы найти и попробовать металл, который издавал соблазнительный звук.

Он провалился в яму. Железный Человек угодил в западню. Хогарт подошел ближе. Земля дрожала – на дне огромной ямы бился Железный Человек. Хогарт подобрался к рваному краю и посмотрел вниз. Оттуда, из кромешной темноты, на него глядели глаза–фары – они светились темно–красным. Он слышал, как внутренности Железного Человека скрежещут, будто мотор грузовика, который пытается взобраться круто в гору. Хогарт пустился бежать. Он бежал, бежал домой – сообщить отличную новость. Пробегая мимо соседских домов, и сворачивая на тропинку к ферме отца, он кричал: «Железный Человек угодил в западню! Мы поймали Железного Великана!»

Он смотрел на них из глубины – глаза его светились – сначала красным, потом фиолетовым, потом белым, и огненно–черно–красным. Зубцы в нем скрежетали – но он не мог выбраться из глубокой ямы с отвесными стенами.

Затем при свете фар были согнаны бульдозеры и экскаваторы, и Железного Человека, бившегося в яме, начали заваливать землей, которую насыпали в кучу поблизости, когда копали яму.

Только Хогарту вдруг стало не по себе. Он чувствовал, что виноват. Ведь это он, в конце концов, заманил Железного Человека в ловушку.

Миновало время, пришла весна, из почек проклюнулись листья, из земли пробились подснежники, и повсюду показались зеленые ростки молодой травы. Крутой холм над Железным Человеком покрылся зеленой травой. К концу лета на живописном холме паслись овцы. Люди, которые никогда не слышали о Железном Человеке, проезжая мимо по дороге к морю, говорили: «Какой чудесный холмик! Отличное место для пикника!».

И вот, вершина холма стала излюбленным местом отдыхающих. Вскоре туда протоптали тропинку – столько было желающих взойти на холм, чтобы съесть там бутерброды и сфотографироваться.

Однажды на машине приехали папа, мама, сын и дочка – и взобрались на холм, чтобы устроить пикник. Они не слышали о Железном Человеке и думали, что холм на том месте был всегда.

На траве расстелили скатерть, расставили тарелки с бутербродами, большим пирогом и жареной курицей, бутылку молока, миску с помидорами, пакетик с вареными яйцами, блюдце с маслом, буханку хлеба, сыр, соль и чашки. Отец растопил походную печку, чтобы вскипятить воду для чая, и все разлеглись на ковриках под синим небом, поедая бутерброды и дожидаясь, когда закипит вода.

И отец принялся объяснять, что землетрясение в далекой стране, которое здания рушит и опустошает озера, отдается эхом по всей земле – где–то в других странах люди чувствуют лишь слабое колебание почвы. Землетрясение в Южной Америке целый город стирает с лица земли, а где–нибудь Польше только картина слетит со стены, и все. Но не успел отец договорить, как мама изумленно выдохнула и закричала.

Все присели. Середина скатерти начала провисать, и у них на глазах опускалась все ниже – еда повалилась туда, увлекая за собой скатерть. Земля под ними разошлась, скатерть медленно сложилась и исчезла в расселине – остолбенев, они смотрели на черную трещину в земле. Трещина росла, расширялась, удлинялась и, наконец, пробежала между ними – мама и дочка оказались по одну сторону, отец и сын – по другую. Походная печка со стуком упала в растущую раселину, и котелок исчез.

Они глазам своим поверить не могли – все смотрели, остолбенев, на растущую трещину. Вдруг из расселины поднялась исполинская железная рука, и принялась искать что–то в воздухе и щупать траву по обе стороны ямы. Рука почти коснулась мальчика – он отпрянул назад. Мать закричала. «Бегом к машине!» – скомандовал отец. Все бросились бежать, забрались в машину и укатили, не оглядываясь.

И не видели, как огромная железная голова, квадратная будто спальня, с красными фарами глаз и со скатертью на макушке, по–прежнему с кусочками сыра и курицы, поднялась над вершиной холма – Железный Человек выбирался из ямы.

Узнав, что Железный Человек на свободе, фермеры пришли в уныние. Что теперь им оставалось? Они решили позвать Армию – противотанковые оружия наверняка разнесут его в пыль. Но у Хогарта появилась другая идея. Поначалу фермеры и слышать о ней не желали – и больше всех противился его собственный отец. Но в конце концов они согласились. Так и быть, пусть Хогарт попробует. Но если ничего не выйдет – придется звать Армию.

Железные Человек отдыхал в роще среди вязов – за минувшие ночь и день он съел всю колючую проволоку в округе, немало замков, сбитых с ворот, консервных банок, найденные в оврагах и ямах, а также три новых трактора, две машины и один грузовик. Он стоял, опираясь на огромные ветки – густая листва почти скрывала его из виду. Глаза его светились тусклым голубым светом.

Фермеры подъехали поближе на машинах – чтобы можно было быстрей ретироваться, если что пойдет не так. В пятидесяти ярдах от рощи они остановились. Он, и правда, был страшилищем. Многие впервые разглядели его как следует. Туловище у него было огромное, как скотовоз, а руки словно краны. Он стал покрываться ржавчиной – может, потому что питался старой колючей проволокой.

И сразу глаза Железного Человека засветились темно–синим. Затем – фиолетовым, потом красным, и наконец, белым – как фары машин. Только так можно было понять, что он услышал.

– Господин Железный Человек, – прокричал Хогарт. – У нас есть столько железа, сколько пожелаете – еды сколько пожелаете, и все даром. Только перестаньте объедать наши фермы.

– Простите, что мы вас поймали и закопали, – прокричал мальчик. – Даем честное слово, что больше не будем вас обманывать. Идите за нами – и у вас будет столько металла, сколько хотите. И медь. И алюминий. И куча старого хрома. Следуйте за нами.

Железный Человек отвел в сторону ветки и вышел на просеку. Хогарт присоединился к фермерам. Медленно они ехали по просеке, и медленно, стуча всеми шестеренками, шагал за ними Железный Человек.

Так они вошли в деревню. Половина жителей высыпала на улицу поглазеть, остальные накрепко заперлись в спальнях и кухнях. Никто глазам своим не верил – Железный Человек шагает вслед за фермерами!

Наконец, они пришли в город – туда, где была большая свалка металлолома. Там было все – сотни старых машин, старые грузовики, старые паровозы, старые печки, старые холодильники, старые пружины, остовы кроватей, велосипеды, балки, калитки, сковородки – все до последней железки, весь металлолом был свален там в кучу и ржавел.

Железный Человек посмотрел туда, и глаза его засветились красным. Оказавшись на свалке, он привстал на колени, опершись на руку, взял жирную черную плиту с аппетитными вкраплениями хрома и прожевал ее, будто конфету. За ней последовал остов двухъярусной кровати с медными наконечниками. Глаза его сияли от удовольствия – никогда прежде Железный Человек не ел таких деликатесов. Тем временем на свалку завернул большой грузовик и выгрузил кучу ржавых цепей. Железный Человек взял пригоршню и, подвесив надо ртом, стал поедать их будто спагетти.

Так на свалке его и оставили. Железный Человек будто в раю очутился. Фермеры вернулись на фермы. Хогарт раз в несколько дней навещал Железного Человека. Теперь глаза Железного Человека постоянно светились синим от счастья. Он уже не был покрыт ржавчиной. Его тело отсвечивало синевой, будто ствол нового ружья. И он все ел, ел и ел – бесконечно.

Однажды люди Земли услышали нечто странное. Эту новость обсуждали повсюду. Удивленные взгляды, открытые рты, испуганные голоса – эту новость обсуждали повсюду.

Одна звезда на ночном небе начала расти. Крошечная звездочка, не имевшая никакой важности, сияла биллионы, триллионы и квинтильоны лет в созвездии Ориона, по очертаниям похожего на охотника–великана, который шагает по небу осенними и зимними ночами. И за все это время с крошечной звездой не случалось совсем никаких перемен.

Крошечная звезда определенно становилась больше. И не просто больше – но больше и Больше и БОльше. С каждым вечером она становилась БОЛЬШЕ.

И вот, наконец, она стала размером с луну и повисла в небе, заливая землю мрачным багряным светом. Этому могло быть лишь одно объяснение: звезда увеличивалась, потому что подлетала все ближе. Все ближе и Ближе и БЛИЖЕ.

И если она врежется в Землю на такой скорости, весь мир моментально разнесет на куски – как аквариум с рыбками, в который врезается скорый поезд.

Неудивительно, что люди со страхом смотрели на небо. Неудивительно, что астрономы глядели в телескопы, тревожно хмурясь.

Мрачное, багряное светило размером с луну повисло в небе. Не уменьшалось. И больше не становилось. Не приближалось. Но, впрочем, и не удалялось.

В центре гигантской звезды возникла крошечная черная точка. На слеюдующую ночь все увидели, что эта точка мечется и растет. А на третью ночь уже невооруженным взглядом можно было увидеть черное пятно, трепетавшее в центре огромной, мрачной багряной звезды.

На пятую ночь астрономы увидели, что это летучая мышь – или черный ангел, или же летучий ящер: жуткая тень из центра гигантской звезды устремлялась прямо к Земле. Что за космическое существо летело на Землю?

Каждую ночь, когда астрономы возвращались к телескопам и смотрели в небо, этот летящий черный ужас становился все больше. Медленно взмахивая исполинскими крыльями, медленно извиваясь длинным телом, он летел через космос, и силуэт его чернел на фоне красной звезды.

Несколько ночей спустя силуэт полностью заслонил красную звезду. Невероятной величины неведомый ангел с крыльями летучей мыши летел, будто огромный черный лебедь – направляясь, очевидно, прямиком к Земле.

И вот, в одну страшную ночь его крылья заслонили почти все небо. Луна, повисшая низко над горизонтом, в страхе глядела на Землю, а люди, не зная сна, с тревогой следили за взмахами крыльев, наполнивших ночь.

Ударная волна от его приземления обошла планету – в Лондоне чай пролился из чашек, в Калифорнии картины попадали со стен, в России статуи свалились с пьедесталов.

Ужасно черный, ужасно чешуйчатый, ужасно бородавчатый, ужасно рогатый, ужасно волосатый, ужасно когтистый, ужасно клыкастый, с огромными неописуемо страшными глазами, каждый величиной со Швейцарию. И вот, он уселся на Австралию, покрыв своей тушей весь континент – хвост протянулся по Тасмании до самого моря, а передние когтистые лапы расположились на мысах залива Карпентария. К счастью, горы и холмы приподняли брюхо над равнинами, и австралийцы по прежнему могли передвигаться – в кромешной тьме, под этим новым чешуйчатым низким сводом. Люди собирались поближе к просветам по краям исполинской туши. Конечно, тех, кто был на горных вершинах, когда приземлился дракон, раздавило в лепешку – с этим, увы, ничего не поделаешь. И вот, страшилище уселось на Австралию и обводило взглядом Землю.

Все ждали. Газеты не писали ни о чем другом. Космического ящера сфотографировали с борта самолета. Он лежал на Австралии – выше любой горы на Земле, выше, чем горы Гиндукуш в Азии; одна голова его была величиной с Италию.

Весь день, пока люди земли дрожали и плакали и молили Бога о спасении, космический ящер тихо лежал, опустив морду в Индийский Океан, воды которого едва покрывали его нижнюю челюсть.

Но на следующий день, ранним утром, над миром прогремел его гулкий голос. Космический ящер заговорил. Он требовал пищи. А в пищу он употреблял только живых. Людей, животных, леса – все равно, лишь бы пища была живой. И доставить ее следовало как можно скорей, иначе он высунет язык – длиннее Транссибирской магистрали – и слижет все живое с поверхности земли – города, леса, фермерские угодья – все, что подвернется. Если пищи вскоре не будет, планета превратится в кусок угля.

Целый час его голос, сотрясая воздух, гремел по всей земле. Сообщив послание, чудище утихло и принялось ждать.

Люди мира собрались на совет. Если чудище кормить, то как удовлетворить его аппетит? Оно не насытится никогда, и каждый день будет требовать новой пищи. Как можно накормить дракона величиной с Австралию? Австралия – большой континент, все страны Европы легко поместились бы на нем. А у него один только желудок, наверное, величиной с Германию.

Нет, кормить его они не будут. Люди Земли решили, что не станут доставлять пищу этому ящеру из космоса – этому чудищу, как его ни назови; нет, они объявят ему войну. Все страны объединят усилия и постараются его уничтожить. И вот, все народы Земли объявили чудищу войну и задействовали свои вооруженные силы в грандиозной совместной операции.

Всевозможные ракеты, снаряды, бомбы и огнеметы – все было пущено в ход. Дым взрывов протянулся над Тихим Океаном, как черный клубящийся полог. Шум сражения потряс мир почти так же, как приземление дракона, и на значительно большее время.

Потом шум утих и дым развеялся. И народы земли пришли в смятение. Дракон – представьте себе – улыбался! Репортер, смело летавший поблизости на самолете, запечатлел улыбку на исполинской морде, и фото напечатали все газеты.

Тогда народы мира встревожились не на шутку. Военным делом они овладели в совершенстве. Все накопления тратились на подготовку к войне, на производство все более крупных и совершенных видов оружия, и все лучшее было пущено в ход, чтобы стереть это чудище с лица земли – и что в итоге?

Что, впрочем, неудивительно. Ведь он прилетел из глубин космоса, из сердца звезды. Неизвестно, как он устроен. Может, его вообще никакими средствами уничтожить нельзя.

Через неделю, сказал он, пусть доставят ему первую порцию пищи – пусть подают что хотят. Но если через неделю пищи не будет, тогда он примется за города и поселки.

Народы земли – короли, президенты, министры, фермеры, фабричные рабочие и служащие учреждений – все пришли в ужас. Что теперь будет? Хорошо бы закрыть глаза и внушить себе, что никакого чудища нет – но как? Вот оно, чудище – сидит на Австралии и смотрит оттуда на весь белый свет.

Хогарт был уверен, что Железный Человек что–нибудь придумает. Конечно, по сравнению с космическим ящером Железный Человек был вовсе не большим – ростом всего лишь с высокое дерево. И все–таки, Хогарт верил в Железного Человека.

Он навестил Железного Человека на свалке металлолома и рассказал ему про огромное чудище, которое грозило Земле.

– Пожалуйста, – попросил он, – придумай, как избавиться от него. Если у тебя не получится – нам всем придет конец.

Железный Человек задумчиво жевал свое любимое лакомство – сочную, вкусную старую газовую плиту. Он медленно покачал головой.

– Пожалуйста, придумай что–нибудь! – воскликнул Хогарт. – Если этот космический ящер все живое на земле проглотит, то и металлолома у тебя никакого не будет – никого не останется, чтобы его производить.

Железный Человек замер. Казалось, он думает. Вдруг его глаза–фары вспыхнули красным, зеленым, синим и белым одновременно. Он встал и громким хриплым голосом отдал распоряжения. Хогарт заплясал от радости. У Железного Человека появилась потрясающая идея: от имени землян он вызовет чудище из космоса на поединок.

Нельзя было терять ни единой минуты. Железный Человек позволил разобрать себя на части – он был слишком большой и не умещался в самолете. Его руки, ноги, туловище и голову по отдельности переправили в Австралию на нескольких самолетах.

Одновременно из Китая пришел корабль, нагруженный огромными железными балками, и еще одно судно с горючим на борту прибыло из Японии – так распорядился Железный Человек. Балки и горючее выгрузили на северном побережье Австралии, возле шеи космического ящера; там же высадили команду инженеров и выгрузили части тела Железного Человека. Инженеры соединили все части между собой. Железный Человек встал в полный рост на берегу и прокричал чудищу:

Космический ящер медленно сел. Он даже не заметил, что у побережья возле его шеи сновали корабли и самолеты. И теперь он с удивлением смотрел на Железного Человека, который казался ему крошечным – впрочем, голос у него был довольно громким.

Мериться силами? Космический ящер ушам своим не поверил. Это крошечное создание, этот Железный Человек предлагает помериться силами? Он лишь рассмеялся в ответ – смеялся он долго и раскатисто. Потом он снова уставился на Железного Человека, а эхо его смеха покатилось по всей Земле. Он пригляделся к этой странной крошечной точке далеко внизу на побережье, возле которой сновали еще более мелкие точки – люди.

– Только давай условимся, – прокричал Железный Человек. – Если окажется, что я сильнее тебя, ты станешь моим рабом.

Дракон улыбнулся. С борта самолета, который летал неподалеку, велось наблюдение за ходом этих невероятных переговоров между космическим ящером и Железным Человеком. И с кораблей в море велось наблюдение через подзорные трубы.

– А если ты не примешь мой вызов, – прокричал Железный Человек, – значит ты несчастная трусливая рептилия, с которой даже возиться не стоит.

Космический ящер был так изумлен, что согласился. «Ладно, – подумал он, – когда эта безмозглая мелочь угомонится, я ее просто слопаю». Дракон согласился и стал наблюдать: что это за испытание такое – как они будут меряться силами? В конце концов, он, если захочет, прихлопнет Железного Человека одной ресницей.

Инженеры соединили балки между собой, соорудив решетку – огромную железную решетку величиной с дом. Под ней выкопали яму и обложили дно листами железа. Потом в яму налили горючее. Космический ящер наблюдал.

И тут космический ящер впервые испугался: Железный Человек лег на решетку, в самое пекло. Положив ногу на ногу, сложив руки под головой, он будто отдыхал на постели, а кругом бушевало пламя.

Пламя разгоралось все сильней. Решетка раскалилась докрасна. Волосы и локти Железного Человека раскалились докрасна. Тело стало сперва синим, потом черным, потом начало тускло светиться. Постепенно он весь раскалялся докрасна, но по–прежнему улыбался чудищу, а пламя разгоралось все сильней.

И вот, Железный Человек целиком раскалился докрасна, и вскоре – почти добела. Но по–прежнему улыбка играла в его раскаленных добела глазах и на раскаленных добела губах. И все это время космический ящер смотрел на него с изумлением.

Но вот, все горючее выгорело. Пламя вдруг вспыхнуло – и погасло. Раскаленный добела Железный Человек присел, поднялся, медленно встал с мерцающего ложа и начал ходить взад–вперед по песку, чтобы остыть. Остывал он медленно, прогуливаясь по пляжу, размахивая руками. Сначала он стал оранжевым, потом красным, потом черным. Наконец, он обратился к чудовищу со словами:

И снова рассмеялся – он понимал, что Железному Человеку не под силу развести огонь величиной с Австралию. Но вскоре смеяться он перестал: Железный Человек указал на небо – на солнце.

Дракон взглянул на солнце – и внутри у него похолодело. Но как отступиться? Ничего не поделаешь! И он полетел.

Медленно взмахнув исполинскими крыльями, он оторвал необъятную тушу от земли и медленно полетел к солнцу, а вся земля наблюдала за ним.

Медленно он удалялся – его силуэт становился все меньше и меньше. Наконец, он долетел – черная рваная точка распласталась на солнце. Люди на Земле наблюдали за ней, и вскоре увидели: дракон начал светиться. Сначала голубым, потом красным, потом оранжевым. Наконец, его очертания слились с ослепительно–белым солнечным диском. Ящер на солнце раскалился добела.

Потом все увидели, как пылающий силуэт оторвался от солнца – он возвращался. По пути силуэт становился красным. Он подрагивал и увеличивался в размерах. Постепенно он снова превратился в черного крылатого ящера, который возвращался на Землю, опускаясь все ниже и ниже, остывая по пути – заслоняя все небо – и вот,

Он приземлился на Австралию – ударившись о Землю куда сильнее, чем в первый раз. Он рухнул с такой силой, что по всему миру колокола упали с колоколен и птичьи яйца вылетели из гнезд. Чудище уставилось на Железного Человека.

Но вид его едва ли был прежним! Рога его скрючились, морда съежилась и почернела, обожженные когти затупились, гребень обвис, а в крыльях появились большие прожженные прорехи. Жар солнца был страшен. Но он выдержал – и вернулся. Пламя солнца гораздо сильнее, гораздо жарче, чем самый жаркий огонь на Земле.

Железный Человек кивнул. Но этот кивок был знак инженерам. Они снова залили горючее в яму под решеткой и снова его подожгли. Снова взревело пламя и черный дым взвился в ясное синее небо. И опять Железный Человек улегся на решетку над пылающей топкой.

Космический ящер смотрел на него с ужасом. Он понимал, что это означало: ему снова придется погрузиться в пламя солнца.

И вот уже волосы и пальцы на ногах и локти Железного Человека раскалились докрасна. Он лежал на спине в языках пламени и улыбался дракону. А тело его становилось огненно–красным, потом оранжевым, и потом, наконец, былым, как нить накаливания в электрической лампочке.

И тут Железному Человеку стало очень страшно. А что если огонь разгорится еще сильней? Тогда он расплавится и как патока прольется на языки пламени – тут ему и конец. И хотя он до ушей улыбался дракону, так, будто лежать в огне – одно удовольствие, на самом деле, ему было очень, очень страшно.

Инженеры прятались за толстыми асбестовыми экранами, сооруженными на побережье в одной миле от ямы, но и они ощутили, что у них волосы на головах подпаляются, и решили, что Железному Человеку несдобровать. Может, на сей раз они залили слишком много горючего.

Но в тот самый момент, в ту самую секунду, когда край уха Железного Человека начал оплавляться, топливо закончилось, и пламя погасло. Инженеры бегом бросились по пляжу и увидели, как раскаленный докрасна Железный Человек поднимается со страшного ложа и прогуливается по песку, чтобы остыть.

Наконец, Железный Человек взглянул на дракона. После второго испытания огнем ему трудно было говорить. Поэтому он просто поднял руку и указал пальцем на солнце, глядя на чудище.

Дракон уже не смеялся. Взмахнув исполинскими крыльями, он оторвался от земли и, извиваясь длинным увесистым телом, полетел к солнцу. Теперь был его черед. И он не смеялся. В прошлый раз там было ужасно. Но он полетел. Он не мог допустить, чтобы Железный Человек победил. Он не мог допустить, чтобы Железный Человек с планеты Земля оказался сильней в этом страшном поединке.

Все телескопы мира и все камеры наблюдали за его полетом к солнцу. Вот, он приземлился, как и в прошлый раз, посреди языков пламени. Вот опять огромный рваный силуэт распластался в центре солнца. Вот, он засветился красным, потом оранжевым, и наконец, исчез из виду, слившись с ослепительно–белым пламенем солнца.

Нет, вот он – медленно, медленно летит к Земле. Гораздо медленней, чем раньше. Раскаленное добела летящее тело медленно остывало, становясь красным, все приближалось и росло, и наконец, снова стало черным. Огромный черный силуэт стремительно падал на Землю, и вот –

Сильней чем когда–либо он обрушился на Австралию. В этот раз удар был таким сильным, что упали несколько небоскребов, в гаванях поднялись приливные волны, и стада коров опрокинулись на спину. Велосипедисты по всему миру слетели с велосипедов. Космический ящер так обрушился на Землю, потому что был истощен. И вид его теперь сильно переменился. Пламя солнца обожгло его так, что смотреть было страшно. От крыльев остались одни лохмотья. Кожа съежилась. А броня под кожей от жара солнца превратилась в драгоценные камни – алмазы, изумруды, рубины, бирюзу и другие камни, каких на Земле не бывает, – и от удара о землю эти драгоценные камни дождем посыпались сквозь прорехи в обожженной коже и выкатились на песок пустынного австралийского побережья.

И инженеры принялись заливать горючее. Но что это – гром? Оглушительный кашель, всхлипы и хрипы. Космический ящер рыдал. Если Железный Человек снова уляжется на яму с огнем, это будет значить, что ему придется еще раз лететь на солнце – а ему этого не вынести.

– Тогда я победил, – воскликнул Железный Человек. – Потому что я готов раскалиться докрасна еще раз. Если ты не решаешься, то я победил.

– Ты победил, да ты победил, и я твой раб, – ответил космический ящер. – Сделаю все что хочешь, только не надо снова на солнце.

– Увы, – ответил космический ящер, – толку от меня никакого. Я совершенно ни к чему не пригоден. В космосе мы только и делаем, что летаем да сочиняем музыку.

– Разве ты не слышал о музыке сфер? – спросил дракон. – Космос поет ее сам себе. В сердце каждой звезды есть ангелы, и они поют. Я ангел звезды, и я умею петь. Музыка сфер наполняет космос таким покоем.

– Так отчего же ты хотел проглотить все живое на Земле? – спросил Железный Человек. – Если у вас там в небе такой мир и покой, откуда в тебе жадность и жестокость?

– Накатило просто. Не знаю почему. Накатило, и все. Я слушал звуки Земли – шум сражений, призывы к войне – и разошелся, потянуло воевать.

– Тогда, пожалуй, попробуй снова петь, – сказал Железный Человек. – Давно уже на Земле не слышали музыку сфер. Она нам, быть может, пойдет на пользу.

Итак, было решено, что космический ящер отправит свою звезду обратно в созвездие Ориона, а сам поселиться внутри Луны. И каждый вечер он будет летать по небу вокруг Земли и петь.

И жуткий силуэт, медленно плывущий по ночному небу, не пугал уже людей – это была лишь тень, которую никто не видел. Но весь мир слышал странную, тихую музыку, которая, казалось, наполняла собой пространство – едва слышное, удивительное пение, словно хор миллионов голосов.

Тем временем Железный Человек стал всемирным героем. Он вернулся на свалку. Все люди на земле слали ему подарки – от старых машин до океанского лайнера, который подарил ему один богач. Железный Человек, расположившись на свалке, все жевал и жевал. Только ухо у него было слегка обвисшим – во время последнего поединка оно немного оплавилось. Он все ел и ел, и мычал в лад музыке, которую исполнял в небесах его исполинский раб.

И музыка космического ящера имела весьма неожиданные последствия. Земля вдруг стала на удивление мирной. Пение каждому человеку проникло в душу, и люди стали такими же умиротворенными, как звездное небо, и блаженно отстраненными от всех прежних ссор. Странная, нежная, неземная космическая музыка начала преображать людей на Земле. Производство оружия прекратилось. Люди решили, что лучше не уничтожать друг друга, а научиться жить с соседями в мире и согласии. Им хотелось лишь одного: жить в мире и спокойствии и слушать эту странную, неземную, блаженную музыку, которую в космосе исполнял исполинский певец.

Оглавление

  • Глава 1 ЖЕЛЕЗНЫЙ ЧЕЛОВЕК
  • Герой недавнего кинокомикса Тони Старк, чтобы бороться со всемирным злодейским заговором, облачался в высокотехнологичный железный костюм.
    Андрей Кочергин — и.о. президента Международного союза боевого карате “Кои но такинобори рю” . Шихан 5-й дан, мастер спорта России, мастер спорта СССРДумается, и тебе, чтобы успешно защищаться, знания ловких приемов и наиболее уязвимых мест противника недостаточно. Но ты, увы, не Тони Старк — поэтому попробуй стать практически неуязвимым, просто укрепив свое тело.
  • Все статьи раздела экстрим
  • Классическая проза